Главная » 2013 » Май » 30 » ПЕРВЫЙ ПРОКУРОР КАЗАХСТАНА
ПЕРВЫЙ ПРОКУРОР КАЗАХСТАНА
23:38
ПЕРВЫЙ ПРОКУРОР КАЗАХСТАНА
 Изощренным и жестоким репрессиям времен сталинщины были подвергнуты многие государственные и общественные деятели Казахстана, одним из которых является славный сын казахского народа, наш земляк Сулеймен Ескараев. До 1957 года на нем было клеймо «врага народа», а его семье пришлось пережить множество лишений и горя. С. Ескараев родился в 1897 году в Куандарьинской волости Казалинского уезда (ныне территория Кармакшинского района) в семье скотовода. Свою трудовую деятельность он начал с 13 лет рабочим ст. Перовск (Кзыл-Орда), где проработал до 1919 года. В 1918 году вступил в ряды партии большевиков. В сентябре 1919 года уездный комитет партии направил Ескараева на 6-месячные курсы Ташкент­ской партийно-совет­ской школы, после которых по заданию ТурЦИКа он участвует в подготовке и проведении 1-го съезда Советов Сырдарьинской области. В 1921-22 гг. он был заместителем начальника Ташкент­ской областной ЧК, в 1922-23 гг. – замсекретаря партийной коллегии ЦК Туркестанской Компартии, в 1923-25 гг. — председатель Сырдарьинского облисполкома, зав.орг. отделом Сырдарьинского губпарткома. В 1925-28 гг. – нарком внутренних дел КАССР, в 1928-30 гг. – начальник Оренбургской краевой школы милиции, в 1930-33 гг. учился в Московской плановой академии, в 1933-35 гг. работал председателем Карагандинского облисполкома. Как рассказывал в свое время «КВ» бывший прокурор области, старший советник юстиции С. Еримбетов, С. Ескараев в 1936 году был народным комиссаром юстиции, в том же году его назначили первым прокурором отделившейся от Нарком­юста прокуратуры республики. Первый приказ об образовании прокуратуры республики был подписан С. Ескараевым. Таким образом он является основателем органов прокуратуры Казахстана. В 1937 году наш земляк был назначен первым заместителем Председателя Совета народных комиссаров КазССР. В 1937 году в ходе 1-го съезда КП (б) Казахстана прозвучали тяжкие обвинения в адрес С. Ескараева. Для проверки выдвинутых против него фактов тут же была создана комиссия, в состав которой вошел классик казахской литературы Габит Мусрепов. Вот как он описывал те события: «Тогда я заведовал одним из отделов Центрального Комитета. Вместе с Сулейменом комиссия направилась в НКВД. Думали свести его с арестованными, выслушать их обвинения. Но вышло иначе. Нас завели в полутемное, хорошо звукоизолированное помещение. Сулеймена отвели в сторону. С другой стороны ввели арестованного. Стали проводить между ними очную ставку. Но слов мы не слышали. Потом работники НКВД увели Сулеймена. Через некоторое время к нам подошел сотрудник, проводивший очную ставку, и объявил: «Ескараев признал, что состоял в подпольной организации. Он арестован». Мы вернулись в зал заседаний. Товарищ С. Нурпеисов сообщил делегатам: «Ескараев признал, что состоял в контрреволюционной организации…». Таким образом С. Ескараев за несколько часов превратился из видного партийного и государственного деятеля во «врага народа». Этот случай – наглядный пример того, как в годы репрессий, попирая все нормы законности, морали и демократии, «лепили» из людей «шпионов» и «заговорщиков». Безусловно, С. Ескараев как человек честный и не совершивший ничего преступного, занимавший высокие посты в правоохранительных органах, всеми силами старался защитить себя. Однако тоталитарный режим не мог такого допустить. А одной из причин фабрикации дела в его отношении и ареста явилось то, что в бытность прокурором республики С.Ескараев предпринял меры по наведению порядка в деятельности органов НКВД. Именно об этом шла речь при его допросе (выписка из протокола допроса). Вопрос: Когда и кем изучены контрреволюционные дела, расследованные НКВД? Ответ: В конце 1936 года начальником специального сектора Дубровским и его помощником Бекарыстановым. Вопрос: В каких целях оно проведено? Ответ: Согласно указанию Прокуратуры СССР в целях выявления недостатков в работе НКВД. Вопрос: Кому направлен данный анализ? Ответ: В Прокуратуру СССР. О непризнании им предъявленного обвинения свидетельствует его собственноручная запись в постановлении об окончании следствия по делу: «С переквалификацией прежде предъявленного мне обвинения по статье 58 п. 10,11 на статьи 58 п. 2-7-8-11 не согласен, ибо эти статьи предусматривают уже совершенные деяния, а в моих показаниях совершенных деяний нет, кроме одних разговоров из чужих слов. В худшем случае мне можно было бы предъявить статью о недоносительстве, оставив прежнюю квалификацию. Кроме того, я не согласен, когда ходжановскую группу рассматривают как подпольную организацию». В ходе следствия и после него С.Ескараев неоднократно просил встречи с прокурором республики. Такую просьбу он высказал и за день до рассмотрения дела в суде. В расписке о получении обвинительного заключения указал: «Желаю переговорить с прокурором». Однако все его ходатайства оставлены без удовлетворения. Военной коллегией Верховного Суда СССР от 25.02.1938 года С. Ескараев приговорен к расстрелу. Заседание суда продолжалось 20 минут. В газете «Социалистическая Алма-Ата» от 22 марта 1938 года опубликовано сообщение о расстреле 19 человек, осужденных за контрреволюционную деятельность. К сообщению прилагался список казненных. В числе первых значилась фамилия С. Ескараева. Решением Военной коллегии Верховного Суда от 5 ноября 1957 года Сулеймен Ескараев реабилитирован посмертно. То есть только спустя 19 лет доброе имя честного человека было восстановлено. За эти годы семье С. Ескараева пришлось пережить множество лишений и унижений. После того, как приговор привели в исполнение, его семью выселили из квартиры, супругу как жену «врага народа» отправили в Акмолинский лагерь жен изменников Родины («Алжир»).Таким образом четверо его детей, самому старшему из них было всего 10 лет, оказались на улице. Вдова Ескараева – Мария пробыла восемь долгих лет в Акмолинском лагере. После освобождения прожила недолго — сказалась болезнь, нажитая в неволе. Старшие дочь и сын С.Ескараева – Алия и Марат после детдома воспитывались у родных отца, а младшие Ерик и Мариэтта — у родственников по линии матери. Когда дети выросли, они стали искать место захоронения своего отца. Благодаря настойчивости старшего сына С. Ескараева Марата удалось установить место тайного захоронения 19 комиссаров, расстрелянных в г. Алма-Ате в ночь 1938 года. Из воспоминаний Марата Сулейменовича:«Как только отца реабилитировали, стал разыскивать его друзей. Так я встретился с Шакпаком Артыкбаевым. Его тоже не миновала волна репрессий — сидел в лагере. Но в 1938 году он еще занимал пост первого секретаря Алма-Атинского обкома. Вот такой рассказ я услышал от него: «Однажды шофер моей служебной машины исчез куда-то на три дня. Когда вернулся, не хотел объяснять, где пропадал. Потом, взяв с меня слово никому об этом не говорить, все же рассказал. Его задержали работники НКВД, дали грузовую машину и приказали научиться ее водить. На исходе вторых суток ночью заставили въехать на территорию тюрьмы и стали грузить в машину завернутые во что-то трупы. Насчитал он их около двадцати. Потом – новый приказ: ехать за город. Подъехали они к отвесному берегу у Бурундая. Там уже была выкопана большая яма. Спустили в нее трупы и закопали. На следующий день под покровом ночи мы с шофером пробрались туда и заметили это место. В те же дни газеты сообщили о расстреле 19 «врагов народа». Так что твой отец Ескараев Сулеймен похоронен там». Летом 1966 года я нашел с Шакпаком Артыкбаевым то место. Взял оттуда горсть земли, которую позже отправил на родину отца – в Кы­зылорду. А там установил памятник…».
Подготовил к печати
Канат Сеилханов.
Категория: ОБЩЕСТВО | Просмотров: 2654 | Добавил: kv | Рейтинг: 4.3/3 |

Разделы новостей

Календарь новостей

«  Май 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Друзья сайта

Статистика




Дизайн, разработка, поддержка - Кан Дмитрий